Бьет — не значит любит. С начала года в Челябинске зафиксировано около 8 сотен случаев домашнего насилия

8 августа 2019 - 06:34
Мария Минина, Тимур Боташев

С начала 2019 года в Челябинске зафиксировано около 800 случаев домашнего насилия. По официальной статистике, цифра многие годы стабильна. Однако правозащитники и психологи, наоборот, говорят об эпидемии семейной тирании.

От своего преследователя этой девушке приходится скрываться в кризисном центре. С мужем она прожила 6 лет. Сначала все было прекрасно: супруг — спортсмен, не пьет и не курит, купили квартиру, родился ребенок. Потом выяснилось: у мужа есть любовница. Со скандалом развелись. Однако спортсмена и образцового супруга не устроило, что теперь у него только одна женщина.

«Он мне говорит: «Либо ты будешь со мной, либо я отравлю тебе жизнь». То придушит, то увезет в Каштак и угрожает, то еще какие-то моменты. И все… Я не могу находиться в квартире. Я боюсь за свою жизнь и за жизнь ребенка».

Похожие истории — у других обитательниц кризисного центра. За несколько лет помощь психологов и юристов, а также временное убежище получили около 600 женщин. Понятно, что на развод, обращение в полицию или в суд решаются единицы. По данным МВД, цифра год от года существенно не меняется. В 2019 было зафиксировано около восьми сотен случаев домашнего насилия.

Андрей Новоженов, заместитель начальника управления участковых уполномоченных полиции: «Такие преступления носят не публичный, а латентный характер. Люди ссорятся, потом мирятся. 3500 бытовых правонарушителей состоит на учете, с ними ведется работа».

В основном, профилактические беседы. Одними разговорами делу не поможешь — считают организаторы флешмоба «Янехотелаумирать». После гибели Оксаны Садыковой, — муж убил ее на глазах у 8-летнего сына, — вновь заговорили о принятии закона о домашнем насилии. В 2017 году правонарушение декриминализировали. Теперь хотят вернуть уголовную ответственность на домашний террор. Стоит вопрос и о защите жертв «кухонных боксеров».

Ольга Бабанова, директор «Кризисного центра» г. Челябинска: «Я бы его изолировала и запретила приближаться к жертве. Только 30% обращается в полицию, одно дело, на моей памяти, дошло до суда, и то он получил условный срок. Это недопустимо».

Челябинские эксперты «за» принятие закона. Не менее важно, по их мнению, поменять сознание российских женщин. Бьет — не значит любит. В этом убедилась Ольга Манькова. Полтора года назад она во второй раз вышла замуж. Родился ребенок. Новый супруг выпивал, нигде не работал, и от собственной неустроенности начал гнобить сына Ольги от первого брака.

Ольга Манькова, жительница г. Челябинска: «Запрещал гулять, читать заставлял даже по ночам, спать не разрешал. 10 апреля этого года у меня сын ушел из дома. Не пришел просто из школы домой — пошел в приют».

Перед Ольгой встал выбор: муж или дети. Долго раздумывать женщина не стала. Собрала вещи и ушла с младшим ребенком в кризисный центр. С мужем она развелась. Старший сын Олег о семейных неурядицах теперь почти не вспоминает. На уме — рыбалка, учеба и спорт.

«Папа твой никогда не качал ноги, не любил бегать. Лентяй, слабак».

Если ребенок видит здоровые отношения, а не жертву и тирана, он с большей долей вероятности вырастет адекватным человеком. Хотя бы поэтому, считают психологи, нужно останавливать домашнее насилие.

Следите за главными новостями региона на нашей странице в Вконтакте и в Facebook

Новости партнеров
Стали очевидцем события? Пришлите нам новость