На дне. Что происходит с «Трактором»?

Завтра, 26 октября, «Трактор» откроет домашнюю серию матчем с хабаровским «Амуром». Однако болельщики не испытывают радости от предстоящей игры. Уже второй месяц команда показывает слабые результаты. По итогам выездной серии «Трактор» находится на 9-ом месте Восточной конференции. Встречи с «Витязем», ЦСКА и аутсайдером - рижским «Динамо» - закончились поражением «черно-белых». Серию неудач челябинского клуба прервала неожиданная победа над ярославским «Локомотивом» (2:1). Что привело «Трактор» к кризису?
25 октября 2019 - 17:00
Игорь Жуков

31 августа 2019 года, за несколько дней до старта нового сезона КХЛ Алексей Текслер, будущий (на тот момент) губернатор Челябинской области встретился с «Трактором», единственным топовым спортивным проектом Челябинска. Генеральный директор «Трактора» Борис Видгоф привез на встречу не имеющие никакого смысла предсезонные кубки, которые выиграли команды системы, вручил Текслеру точную копию одного из них и в очередной раз повторил любимую мантру о Кубке Гагарина: «Действительно, мы провели серьёзную работу. Мы впервые выиграли Кубок Ромазана, и получается, что впервые выиграли оба предварительных турнира. Я думаю, что очень приятно держать в руках трофеи, быть любимцами у своих болельщиков. Мы не шутим, когда говорим про Кубок Гагарина».

Спустя два месяца «Трактор» находится вне зоны плей-офф и занимает последнее по потерянным очкам место в конференции и всей лиге, у команды нет большинства, удручающая результативность и в целом она показывает хоккей такого низкого качества, что его невозможно продать. Несмотря на бюджет в 700 млн рублей (по версии РБК, это двенадцатый бюджет в КХЛ).

Ни на одном из домашних матчей команды не было аншлага, хотя клуб распространяет впечатляющее количество бесплатных билетов, сезону сопутствует шлейф из разнообразных скандалов и слухов о плохой атмосфере в коллективе, в составе есть игроки, мало чем отличающиеся от легендарных Мамаева, Губарева и Сентюрина. Прямо сейчас «Трактор» – это огромный клубок проблем, в котором тесно переплелись десятки историй.

Завышенные ожидания

Многие из них начались весной и летом, когда с клубом начал работать новый топ-менеджмент. Причины стоит искать именно там.

Так, например, в «Тракторе» никто не подумал просчитать, к чему приведут бесконечные громкие заявления основного спикера организации. И напрасно. Борис Видгоф говорил об огромном интересе к Анвару Гатиятулину, Вячеславу Войнову, Якову Тренину, Валерию Ничушкину и Антону Бурдасову, все время повторял слова о ставке на челябинских игроков, задаче выиграть Кубок Гагарина и о том, что КХЛ «вздрогнула» о того, насколько великолепно «Трактор» сделал работу по формированию команды.

Но это были просто слова, не более чем предвыборные заигрывания с электоратом. Как для будущего губернатора области перед выборами 8 сентября, так и собственно для клуба перед сезоном. Войнов и сторона Тренина опровергли слова директора «Трактора», источник, близкий к Ничушкину рассказал, что клуб никогда не разговаривал с нападающим. Никогда не было предложения и Анвару Гатиятулину, у которого действует контракт со СКА. В итоге эта искаженная игра на медиа-поле и отсутствие хоть какой-то серьезной информационной политики привели к завышенным ожиданиям у аудитории, а также, кажется, к переоценке собственных возможностей у команды.

Пока Борис Видгоф хвастался кубками из прогулочных товарищеских турниров «Витязь», «Адмирал», «Ак Барс» или, например, «Авангард» просто готовились к сезону. Канадский тренер омского клуба Боб Хартли в одном из интервью по сути закрыл тему: «Я уяснил одну вещь: в России слишком много внимания уделяют результатам предсезонки. У меня подход другой – я рассматриваю эти матчи только как подготовку, как возможность посмотреть на хоккеистов в нетипичных для них ситуациях. С точки зрения результата, для меня нет интересных матчей в межсезонье».

В Челябинске же неосознанно завысили планку, ожидания не оправдались, это привело к глобальному разочарованию, пустеющим трибунам и идеологическому кризису.

Непродуманная концепция построения команды, плохой маркетинг

После большого апрельского переворота, новый топ-менеджмент «Трактора» быстро сформулировал новую концепцию формирования команд системы – в организации планировали сместить акценты на работу с челябинскими игроками. Но эта идея с самого начала выглядела сомнительной, так как сужала вариативность деятельности на трансферном рынке и несла огромные смысловые риски, в том числе и потому, что одной из ключевых фигур в этой работе стал Роман Беляев, новый спортивный директор «Трактора», не знакомый с челябинской спецификой и хоккейной повесткой (Беляев – из Новокузнецка).

Худшие ожидания оправдались. Еще до сезона «Трактор» расстался с несколькими местными игроками, достаточно невразумительно объяснив почему. Показательными выглядели две истории: Артема Пеньковского и Юрия Могильникова. И тот, и другой пережили сложное восстановление после тяжелых травм, полученных в матчах за «Трактор» и «Челмет», но по сути были выброшены клубом из обоймы. В нормальной организации с ними бы продолжали работать, в том числе для того, чтобы поддержать на высоком уровне собственную репутацию в хоккейном мире.

Уже в сезоне «Трактор» попытался обменять еще нескольких челябинских хоккеистов (в том числе, основного вратаря Василия Демченко), также запутавшись в формулировках, опубликовав странное заявление Романа Беляева, которое заканчивалось следующей мыслью: «Как только ты подписал контракт с клубом, ты должен быть готов к обмену».

Но дело, конечно, не только в челябинских хоккеистах. А в целом в построении команды. По словам Бориса Видгофа, новый менеджмент обновил состав на 80% и поменял контрактную модель, многое вложив в бонусы. Однако изменения не сыграли. И сейчас любой интересующийся хоккеем и «Трактором» человек задастся резонными вопросами: а зачем вообще нужно было вот так глобально менять состав и кто именно из топ-менеджмента принимал решение об этом? «Трактор» откровенно провалился по многим трансферам, состав команды не стал сильнее, а многие селекционные шаги вызывают большие вопросы. Например, нет никаких объективных предпосылок к тому, чтобы место челябинца Игоря Исаева в защите занимал Юрий Сергиенко. Либо это причины не хоккейные.

История с непродуманной и заводящей в тупик концепцией построения команды наложилась на очень слабый маркетинг «Трактора», в очередной раз ошибочно построенный на прошлом города и клуба, в котором нет ни одной серьезной победы за 72 года. Ни один из смыслов сезона («Я – в команде», «За Танкоград») совершенно не действует. Судя по стремительно пустеющим трибунам на Арене имени Валерия Белоусова и комментариям в паблике, топ-менеджмент, офис, игроки и болельщики – совсем не одна команда.

Главный тренер

Одна из причин кризиса «Трактора» – работа главного тренера команды Петериса Скудры. Можно говорить открыто: очевидно, что латвийский специалист, совершенно не подходит челябинскому клубу. Его методы и взгляды на жизнь и профессию, а также пятилетний нижегородский бэкграунд на этой специфической и уникальной хоккейной территории не работают.

Самое время вспомнить, что Скудра мог и не стать главным тренером «Трактора». Сначала он был почти назначен в «Витязь», но эту сделку заблокировали на самых высоких уровнях и новым главным тренером подмосковного клуба стал Михаил Кравец, человек из системы СКА, для которого это дебютный сезон в КХЛ. Осенью «Витязь» – одно из главных открытий сезона, второе – конечно, «Адмирал». Затем Скудра мог оказаться в московском «Динамо», но тоже не сложилось, там сделали ставку на ветерана Владимира Крикунова. То есть по сути Челябинск был только третьим городом в шорт-листе латвийского специалиста.

Приглашение Скудры – ошибка. Но Борис Видгоф никогда не признает, что это ошибка. Директор организации уже несколько раз заявлял, что «Трактор» не планирует увольнять/менять главного тренера. Можно так же сказать, что «Трактор» не может уволить/поменять главного тренера и вот почему. Скудра – клиент одного из самых сильных и влиятельных хоккейных агентов России Юрия Николаева, который в свою очередь имеет тесные дружеские связи с Олегом Усачевым, вице-президентом «Трактора» по хоккейным операциям и человеком из близкого круга председателя совета директоров КХЛ Геннадия Тимченко. Существует мнение, что именно Усачев – первое лицо клуба и все ключевые решения в «Тракторе» принимает именно он.

Конечно, увольнение Скудры глобально не решит ничего. Если мы говорим о построении настоящей системы, целью которой является Кубок Гагарина. И со Скудрой команда может заползти в плей-офф, чтобы проиграть в первом раунде. Но изменения слишком явно назрели – Челябинск ждал от постсеничевского «Трактора» совершенно не такой унылой реальности. Рынок сейчас хорош, новый человек на тренерской скамейке и в раздевалке может и должен улучшить ситуацию.

Самый очевидный кандидат из свободных – конечно, Андрей Назаров, отличный антикризисный менеджер, впечатляющим опытом работы с самыми разными клубами КХЛ и сборными, очень хорошо знающий систему челябинского хоккея и местную политическую повестку, замечательно раскрывающий молодежь (при нем в «Тракторе» заиграли, например, Евгений Кузнецов и Антон Бурдасов, в «Витязе» – Артемий Панарин). Кроме того, Назаров – яркая медийная фигура, способная привлечь интерес зрителей.

Но его подписание в «Трактор» практически исключено. И у Усачева, и у Видгофа сложные личные отношения с 45-летним специалистом.

Будущее

Никто не будет отрицать, что Борис Видгоф – успешный бизнесмен, выстроивший в Челябинске очень серьезную империю. Но управление собственным бизнесом и управление хоккейным клубом уровня КХЛ – совершенно не одно и то же. Особенно, если у тебя нет высокопрофессионального офиса на всех функциональных направлениях.

Для Бориса Видгофа это третий опыт работы с «Трактором». Первый, в 2005-м был удачным – команда вернулась в суперлигу. Второй, в 2010-м – неудачным. И то, что происходит сегодня очень живо напоминает происходившее тогда – такая же ошибка с главным тренером (Андреем Сидоренко), такая же неоднозначная работа по трансферам, низкого качества хоккей и плохие результаты и запредельно много необоснованных разговоров о Кубке Гагарина. Девять лет назад все закончилось увольнением Сидоренко после десяти матчей, возвращением Валерия Белоусова и отстранением Бориса Видгофа от работы с клубом.

Впрочем, обе истории случились давно. У каждого из их героев было достаточно времени, чтобы переосмыслить все свои шаги и действия.

За окном – 2019-й, мир кардинально отличается от того, что был в 2005-м, многие системы работают совершенно иначе. Здесь и сейчас, например, гораздо проще правильно и адекватно выстроить всю работу организации, а не пытаться затуманить свои ошибки и промахи в общественном сознании PR-деятельностью и встречами с кураторами клуба, на которых можно озвучить новые обещания (чем, по информации из надежных источников, и занимался всю прошлую неделю Борис Видгоф).

Пустые разговоры и сладкие обещания больше не действуют, возмущение болельщиков игрой и результатами, а также горожан тратами на хоккей будет только нарастать и оно будет адресовано не только Борису Видгофу, но и в первую очередь – Алексею Текслеру.

Стоит еще раз сказать – перемены в «Тракторе» и всем челябинском хоккее назрели. Но для того, чтобы хоть что-то поменялось, должна случиться революция в сознании топ-менеджмента, управляющего клубом и в сознании людей из Правительства Челябинской области, курирующих клуб. Цитируя героя фильма «Moneyball» Билли Бина, нужно изменить игру, изменить взгляды на все профессиональные процессы. Готовы ли к этому в «Тракторе» и самое главное – в правительстве Челябинской области?

Пока на этот счет есть большие сомнения.

Фото: 31tv.ru, Тимур Боташев

Если вы располагаете информацией по данной теме, звоните, присылайте фото и видео на почту редакции redaktor_31@mail.ru, в наши группы во «ВКонтакте», «Facebook» и «Одноклассники», а также в WhatsApp, Viber по номеру +79227133131

Новости партнеров
Стали очевидцем события? Пришлите нам новость