«Не имела права на ошибку». Как боевая Шурочка из Челябинска провела боевые части по фронтовым дорогам до самого Берлина?

7 мая 2019 - 08:25
Наталья Петрухина, Михаил Яцук

Женщина, которую не страшат погоны. 96-летняя Александра Белозерова учит челябинцев идеальному строевому шагу. В годы войны регулировщица дирижировала тысячами грузовиков и танков, а однажды встретила генерала очередью из автомата. Сейчас ветеран Второй мировой учит молодежь правильно маршировать, поет в хоре и пишет стихи. Как планирует встретить годовщину Победы боевая Шурочка?

«Я юной была, когда защищала родную страну, я Родине-матери клятву давала не струсить, не дрогнуть в суровом бою».

Когда деревню под Курганом, как снарядом, накрыло слово «война», Шурочке едва исполнилось 17. Обычная девчонка из колхоза, из приданого — единственное платье, из родных — только младшая сестра. Но это не помешало юной комсомолке вызваться добровольцем на фронт.

Александра Белозерова: «Я думаю: ну, что мы, замирать будем? Давай, я сестру — в детдом, а я пойду на фронт. Останусь живая, — значит, останусь. Не останусь — бог с ним, ты живая останешься».

Из Челябинска новобранцев отправили в Свердловск, где девчонок учили стрелять из автомата и ползать по-пластунски. Потом — Москва и назначение регулировщицей. Управлять Александре выпало дорогой стратегического значения ВАД-28. В любую погоду, под свист пуль и обстрел с воздуха, командовала она движением боевой техники.

Александра Белозерова: «А когда идет танк 34-ы — это наш, челябинский. Мы плачем, аплодируем и ревем, говорим: это наш же танк-то идет, челябинский».

На своем посту Шурочка была фронтовым дирижером. По мановению ее флажка обязан был замереть любой, несмотря на количество звезд на погонах. Однажды из штаба пришел приказ: останавливать все машины. Когда один шофер не послушал команды, боевая регулировщица дала по корпусу машины автоматную очередь. Как вскоре выяснилось, «тормознула» генеральскую машину.

Александра Белозерова: «Он бежит, материт меня, ругает меня как только… Я тебя сейчас застрелю тут, соплюха. Там я срочное донесение ношу, вот-вот война кончится, а ты тут это самое. А шофер говорит: «Товарищ генерал, машина готова!» Я тогда и узнала, что это генерал. Я тогда думаю: ну, все, гауптвахта!»

Наутро Белозерову попросили выйти из строя. Но вместо наказания — объявили благодарность. За то, что не дрогнула перед погонами и с честью выполнила свой долг. Александра Дмитриевна вспоминает: несмотря на стужу и постоянный голод, больше всего мечтали о бане. Помыться на фронтовых дорогах было негде.

Александра Белозёрова: «Вот пить надо — а воды нет. Где ты возьмешь? Вот пройдет там танк где-то, там вода или болото там, мы возьмем марлю, воды… пьем ту воду. И не болели!»

Путь на запад через Смоленск, Белоруссию и Польшу закончился у вражеской столицы. Когда грянуло 9 мая, три девчонки в лесу под Берлином даже не помышляли о победе.

Александра Белозерова: «Мы ее и не ждали, когда она там. Она 8-го, а нам 9-го еле-еле сказали. Мы думали, что там война идет, а там уже салют дают. А мы все еще воюем в лесу».

После победы направили в запасной полк, где и встретила своего супруга.

Александра Белозерова: «Все же девки еще стоим, такие красавицы. Вот они давай выбирать девок, которые симпатичные. Как расхватали нас… Вот мне достался этот хохол».

37 лет бывшая регулировщица проработала на ЧМК оператором управления. И до сих пор, несмотря на свои 96, ведет активную жизнь: пишет стихи, работает со школьниками. Сын, внуки и правнуки живут в столице, поэтому по хозяйству Александра Дмитриевна давно привыкла управляться сама. На парадах и встречах ветеранов Александра Дмитриевна часто оказывается единственной женщиной, чьи шутки до сих пор смущают офицеров и которая я по-прежнему может пройти строевым шагом, лихо заломив пилотку на бок.

Следите за главными новостями региона на нашей странице в Вконтакте и в Facebook

Новости партнеров
Стали очевидцем события? Пришлите нам новость